«Газпром», несмотря на восстановление американских санкций против Ирана, не забросил полностью идею строительства газопровода Иран—Пакистан—Индия. Компания подписала меморандум с пакистанской Inter State Gas Systems о разработке технико-экономического основания проекта. Собеседники в отрасли, впрочем, не считают эти действия свидетельством активизации проекта, который теперь отягощен не только трудноразрешимыми политическими разногласиями между странами региона, но и санкционными рисками.

«Газпром» в среду сообщил о подписании меморандума с пакистанской госкомпанией Inter State Gas Systems (ISGS) о разработке технико-экономического обоснования «поставок газа с Ближнего Востока в Южную Азию». Документ подписан в рамках сентябрьских договоренностей Министерства энергетики РФ и Пакистана о строительстве морского газопровода Иран—Пакистан—Индия протяженностью 1200 км. Аналогичный меморандум «Газпром» подписал с иранской NIOC в ноябре 2017 года.

Создание газопровода обсуждается более 20 лет. Для его запуска Иран уже построил 900 км трубы, но реализация проекта была заморожена в 2008 году — Индия отказалась от проекта из-за введенных против Ирана санкций. Когда в рамках ядерной сделки с Ираном с 2016 года санкции были сняты, «Газпром» начал довольно активную работу по проекту. Так, в 2017 году компания договорилась с Ираном о возможном участии в разработке четырех месторождений в республике — Farzad-A, Farzad-B, North Pars и Kish. Однако уже весной 2018 года администрация США объявила о разрыве сделки с Ираном и восстановлении санкций, после чего Total — единственная западная компания, начавшая практическую работу по добыче газа в Иране после санкций,— ушла из страны. 

Россия, однако, заявила о продолжении сотрудничества с Тегераном. В конце 2018 года глава Минэнерго Александр Новак говорил, что в рамках реализации проекта газопровода из Ирана осталось согласовать меморандум с Индией и подписать четырехстороннее соглашение.

Но, говорят источники “Ъ”, знакомые с ситуацией, даже после этого не стоит рассчитывать на быстрое начало строительства. С проектом связаны политические сложности, не говоря уже о рисках санкций, так что его участники будут максимально осторожны. Даже начальный этап разработки предварительного ТЭО может растянуться на несколько лет, считает один из собеседников в отрасли.

Для «Газпрома» с учетом одновременной реализации двух собственных масштабных проектов — «Северного потока-2» в Германию и «Турецкого потока» через Турцию в ЕС — газопровод Иран—Пакистан—Индия явно не будет приоритетным.«Пока о строительстве газопровода речи не идет, только о разработке ТЭО»,— говорит замглавы ФНЭБ Алексей Гривач. По его словам, с точки зрения контрактов и оценки маршрута в рамках проекта Иран—Пакистан—Индия многое уже сделано. Но главной проблемой было и остается давление со стороны США на Пакистан и Индию с целью не допустить ослабления изоляции Ирана. Хотя, отмечает эксперт, и для Пакистана, и для Индии реализация такого проекта могла бы стать очень привлекательным решением проблемы энергетической бедности, а также снизить напряженность между Нью-Дели и Исламабадом. Алексей Гривач полагает, что подписанное соглашение с ISGS ничем не грозит «Газпрому», так как Пакистан не является объектом санкций США.