«Газпром» впервые с 2010 года вернет себе роль ключевого поставщика газа в Хорватию: он подписал с местной Prvo Plinarsko Drustvo d.o.o. (PDD) долгосрочный контракт на поставку 1 млрд кубометров в год до 2028 года. По мнению аналитиков, подписание столь долгосрочного контракта, нетипичного для европейского рынка в последние годы, отражает отсутствие ясных альтернатив российскому газу. Контракт почти полностью закроет потребности страны в импорте, что ставит под вопрос реализацию проекта СПГ-терминала на острове Крк, инвестрешение по которому должны принять в 2018 году.

«Газпром» сообщил, что заключил с хорватской частной компанией PPD контракт на поставку 1 млрд кубометров газа в год до 2028 года. Контракт вступит в действие 1 октября и является продолжением краткосрочного договора между «Газпромом» и PPD, по которому в Хорватию с начала 2017 года до конца сентября поставлено 1,48 млрд кубометров газа (план на четвертый квартал — 0,25 млрд кубометров). «Газпром» не раскрыл подробности контракта, но, по словам источников на рынке, газ будет поступать через Словению, ценовая формула будет гибридной на основе котировок нефтепродуктов и цен на газовом хабе в австрийском Баумгартене.

У Хорватии есть добыча газа, которая сокращается и в 2016 году составила 1,7 млрд кубометров при потреблении около 2,8 млрд кубометров. Российский газ поставлялся в Хорватию с конца 1980-х годов, после распада Югославии «Газпром» поставлял Загребу около 1 млрд кубометров ежегодно при контрактном объеме 1,2 млрд кубометров. Газ закупала госкомпания INA (обладает монопольным правом на добычу газа), затем — ее дочерняя Prirodni plin d.o.o. В 2010 году контракт истек, и Хорватия не стала его продлевать. Как раз тогда началась первая волна пересмотров контрактов «Газпрома» с потребителями в Европе, которые были недовольны как уровнем цен, резко выросшим из-за роста цен на нефть, так и избыточным объемом take-or-pay. Загреб провел конкурс на поставку газа в течение двух лет, который выиграла итальянская Eni. А с 2013 года у Хорватии вообще не было основного поставщика, газ закупался по краткосрочным контрактам (в том числе у трейдера «Газпрома» Gazprom Schweiz) или на спотовом рынке. Внутренний рынок газа постепенно был либерализован с появлением новых поставщиков. Окончательная либерализация оптового рынка произошла в начале года, цены регулируются теперь только для населения. 

Возврат хорватских компаний после эксперимента с краткосрочными контрактами к долгосрочным договорам с «Газпромом» является свидетельством того, что даже в северо-западной части Балкан российскому газу нет внятных альтернатив, полагает Алексей Гривач из ФНЭБ. По его мнению, это повлияет и на поведение более крупных потребителей, в частности на перезаключение контракта с Венгрией после 2019 года. Источники “Ъ” в отрасли связывают возврат к долгосрочным контрактам с включением в формулу цены хабовой составляющей и с более гибким подходом со стороны «Газпрома». «Скорее всего, ориентиром для хорватского контракта, как и раньше, будут котировки в Баумгартене»,— отмечает один из собеседников. Он добавляет, что при существующей практике пересмотра условий контрактов каждые два-три года долгосрочное соглашение перестало восприниматься как ярмо на шее потребителя.

Контракт с «Газпромом» закрывает почти все потребности Хорватии в импорте газа, что ставит под угрозу экономическую модель терминала по приему СПГ на острове Крк, строительство которого обсуждается около десяти лет. В 2016 году, чтобы снизить затраты, концепция была изменена с сухопутного терминала на FSRU-судно (похожий вариант реализован в Литве), но его стоимость оценивается примерно в €360 млн, из которых примерно четверть — грант ЕС. Мощность терминала планируется в 2,6 млрд кубометров (с учетом доли поставок для Словении и Венгрии), проект должен в конце года пройти процедуру open season (сбор заявок на бронирование мощностей), по итогам которой может быть принято инвестрешение. «Даже если проект состоится, он может быть рассчитан только на покрытие дополнительного сезонного спроса и, скорее всего, в целом будет работать с низкой загрузкой»,— полагает Алексей Гривач.