лукойл и татнефть

ЛУКОЙЛ заинтересован в сотрудничестве с «Татнефтью» по зарубежным проектам, заявил глава компании Вагит Алекперов. По данным “Ъ”, конкретные проекты не выбраны, но в принципе речь может идти о будущей работе в Иране, а также в Ираке и Ливии. По мнению экспертов, сотрудничество по этим довольно рискованным проектам логично.

ЛУКОЙЛ рассматривает возможность сотрудничества с «Татнефтью» по проектам за рубежом. Об этом на встрече с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым сообщил глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. Он напомнил, что у сторон уже есть успешный геологоразведочный проект на территории Калмыкии. «Это все внушает оптимизм и, самое главное, подчеркивает, что российские компании умеют строить альянсы, умеют работать совместно, и мы эту практику будем продолжать»,— сказал он.

Соглашение о сотрудничестве между компаниями действует с 2007 года. А в 2010-м обсуждался вопрос по совместному указанию сервисных услуг в Ираке на месторождении «Западная Курна-2» (основной зарубежный проект ЛУКОЙЛа), но до дела так и не дошло. Дальше продвинулось сотрудничество по ЗАО «Калмтатнефть», половину которого ЛУКОЙЛ выкупил у «Татнефти» в 2013 году. Компании планировали вложить в рамках программы освоения Цекертинского участка в Калмыкии 24 млрд руб. до 2020 года на паритетных условиях, пробурив 16 скважин. На территории Татарстана работает структура ЛУКОЙЛа РИТЭК (добыча — 1 млн тонн в год), также компании принадлежит сеть из примерно 50 АЗС.

О каких зарубежных проектах может идти речь, господин Алекперов не сообщил. Источники, знакомые с ситуацией, отмечают, что пока никакой конкретики в этом вопросе нет и это скорее «вектор развития». По их мнению, основная выгода возможной совместной работы за границей в том, что у ЛУКОЙЛа уже есть опыт работы вне России, а «Татнефть» обладает опытом добычи и переработки высокосернистой нефти. Наиболее вероятными странами, где компании могли бы поработать вместе, собеседники называют Иран, Ирак и Ливию.

Сейчас ЛУКОЙЛ ведет переговоры с Тегераном по новым условиям работы в стране. Иран планирует выставить на торги 52 месторождения углеводородов, из которых 29 — нефтяные, и 23 — газовые. И у ЛУКОЙЛа (интересуется месторождениями Аб-Теймур и Мансури), и у «Татнефти» (претендовала на месторождения Дехлорана и Шадегана) есть предварительные соглашения с правительством страны.

Компания рискнула еще в 2005 году войти на рынок Ливии. Тогда компания получила концессию на разработку блока в районе Гадамас, а в 2006 году — лицензию на разработку еще трех блоков. Извлекаемые запасы на месторождениях оцениваются в 247 млн тонн. В 2009 году компания получила первый промышленный приток нефти при испытании разведочной скважины в Ливии. Но работу там сделали невозможными военные действия.

Андрей Полищук из Raiffeisenbank отмечает, что сотрудничество компаний — хороший способ разделить риски, так как «вдвоем выступать проще». У ЛУКОЙЛа, говорит эксперт, пока немного успешных зарубежных проектов, при этом есть довольно неудачный опыт работы в Западной Африке, где не удалось найти коммерческие запасы. Основной иностранный актив ЛУКОЙЛа — «Западная Курна-2» — не очень прибыльный. И помощь крупного партнера помогла бы ЛУКОЙЛу идти в новые проекты, при этом с «Роснефтью» у него явно не складываются отношения.