разливы

В Красноярском крае возбудили уголовное дело после очередного разлива нефтепродуктов — в этот раз около 500 т дизельного топлива в реку Ангару. Об этом стало известно в воскресенье, 11 октября. По предварительной версии, причиной стал износ цистерны. Использование устаревших технологий и изношенного оборудования — один из ключевых факторов, который приводит к подобным авариям, которые в России происходят регулярно, указывают эксперты. Подробнее о ситуации — в материале «Известий».

Разлив вследствие разрыва

О том, что в реку Ангару в Красноярском крае вылилось по меньшей мере несколько сот литров дизельного топлива, стало известно в конце прошлой недели. В субботу, 10 октября, в Главном управлении МЧС по Красноярскому краю сообщили, что на территории Кежемского района по решению администрации с 9 октября был введен режим чрезвычайной ситуации «в связи с разливом нефтепродуктов в реку Ангару».

Тогда же в единой дежурно-диспетчерской службе края пояснили, что топливо разлилось на базе в городе Кодинске при раскачке баржи. По данным администрации района, по предварительным данным, в реку попало около 500 л дизельного топлива. На место выехала группа из представителей Следственного комитета, полиции, администрации и три спасателя. Там настаивали, что течь удалось оперативно устранить, а масляных пятен на воде не наблюдалось.

При этом сам разлив произошел еще 2 октября. Это подтвердили в том числе в Западно-Сибирском управлении на транспорте СК РФ, где в воскресенье, 11 октября, возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 247 УК РФ о нарушении правил при производстве, транспортировке, хранении и других видах использования опасных видов отходов, если это создало угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде.

«При движении транспортировочной баржи, принадлежащей ООО «Приангарский ЛПК», по реке Ангара в районе 196 км от г. Кодинска Кежемского района Красноярского края из цистерны, находящейся на борту баржи, вследствие ее износа и разрыва произошел разлив дизельного топлива в реку Ангару», — уточнили в ведомстве.

Наказание по ч. 1 ст. 247 предусматривает штраф в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы осужденного за период до 18 месяцев, принудительные работы или ограничение свободы на срок до двух лет.

Тонкой пленкой

Это не первый случай за последнее время. Самой громкой стала экологическая катастрофа в Норильске, где в конце мая также из-за износа цистерны разлилось больше 20 тыс. т дизтоплива — этой осенью стало известно, что Росприроднадзор подал к «Норникелю» рекордный иск на 148 млрд рублей. Суд рассмотрит иск в ноябре.

В сентябре на Таймыре из-за прорыва трубы при перекачке нефти в почву и реку Хатанга попало более 1 тыс. т сырой нефти. Еще один разлив был зафиксирован также на Таймыре ранее в июле — тогда в безымянное озеро, по официальным данным, попало около 44 т авиационного топлива.

Заявленный объем утечки не сравним с катастрофой уровня Норильска, однако пока неясно, насколько эти цифры соответствуют реальности — и есть риск, что в действительности объемы могут быть более значительными, отмечают опрошенные эксперты.

— Есть ситуации, когда на поверку масштабы резко увеличиваются или официальные данные расходятся с оценками экспертов, — рассказывает Алексей Книжников, руководитель программы WWF России по экологической ответственности бизнеса. — При этом дизельное топливо быстрее испаряется — то, что не смогли собрать за неделю, скорее всего, просто испарилось. Какая-то часть топлива успела раствориться. То, что растворилось, вызывает опасения, потому что это токсичные вещества, которые наиболее вредны.

Пленка, которую образует на воде такое топливо, достаточно тонкая, поэтому даже при незначительных объемах она способна покрыть большую площадь, объясняет преподаватель кафедры «Экология промышленных зон и акваторий» Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (СПбГМТУ) Геннадий Граховский.

— Многое также зависит от того, есть ли ниже по течению населенные пункты или водозаборы, потому что в районе дикой тайги ущерб природе, конечно, будет нанесен, но измерить его будет сложнее. Там, где ведется какая-то хозяйственная деятельности, он будет нагляднее, — подчеркивает эксперт.

Наличие водозаборов в районе разлива может существенно усугубить ситуацию, согласен Алексей Книжников. Поэтому общая рекомендация, по его словам, — провести серьезный экологический мониторинг, и в том числе проверить их наличие.

Официальной причиной происшествия, как следует из информации СК РФ, пока признали износ цистерны, в которой перевозили топливо. Однако речь идет не столько об износе, сколько о допотопности использованных технологий, подчеркивает собеседник издания: «На видео есть непонятный резервуар на плавучей барже. Уровень безопасности не выдерживает никакой критики».

Формально, сейчас подобные объекты должен контролировать Гостехнадзор, объясняет Геннадий Граховский. Кроме того, собственный технический контроль предусмотрен и внутри пароходств. Есть также регистр для судов. Однако большая часть требований касается непосредственно судов — на те же емкости, например цистерны, они не распространяются.

95% аварий

Из-за высокой степени износа оборудования в России происходит около 95% всех аварий, связанных с нефтепродуктами, считает Елена Сакирко, руководитель энергетической программы российского отделения Greenpeace. Проблема существует на всех стадиях — от добычи до хранения и транспортировки. В том числе высокий износ оборудования стал причиной аварии в Норильске, напоминает она.

Нежелание компаний вкладываться в новые и более безопасные технологии усугубляется отсутствием должной экологической ответственности и необходимого регулирования на государственном уровне.

— Штрафы за разливы и подобные аварии для юрлиц очень низкие. Кроме того, в России нет системы экологического мониторинга, то есть государство реагирует на то, что уже произошло. Но не осуществляет контроля за, например, своевременной заменой оборудования. В том числе трубопроводов, — отмечает она.

Назначенный «Норникелю» штраф в 148 млрд рублей, по ее словам, стал своего рода прецедентом. Сама ситуация в Норильске спровоцировала повышенное внимание к экологическим проблемам и, в частности, подобным авариям. О них стали чаще писать в СМИ и соцсетях, перестали пытаться замолчать, отмечают опрошенные эксперты. На имеющиеся проблемы в этой области обратили внимание и на государственном уровне — в частности, в Арктике после Норильска было проверено около 400 объектов, напоминает Елена Сакирко.

Однако, отмечают собеседники, для решения проблемы необходимы в первую очередь системные изменения. Так, обращает внимание Алексей Книжников, необходимо отказаться от использования устаревших технологий, «которые отсылают нас обратно во времена СССР».

Сократить число аварий также позволит более активный переход на альтернативные источники энергии и развитие «зеленой» энергетики, говорит Елена Сакирко. Прежде всего они необходимы в труднодоступных местах с хрупкой и столетиями формировавшейся экосистемой. Кроме того, по ее словам, необходимо ужесточить требования по замене изношенного оборудования и запретить продлевать срок действия трубопроводов, поскольку большая часть происшествий происходит уже после его продления. А также ужесточить финансовую ответственность.

— Очень важно, чтобы работы по ликвидации аварии, которые проводит компания-виновник, не были включены в общую сумму компенсации ущерба. Есть вещи, которые уже нельзя восстановить или исправить. Должна быть одна сумма за ликвидацию аварии и другая — за тот ущерб, который уже невозможно ликвидировать, — заключает она.

В региональном управлении СК РФ сообщили, что проводят обыски в «Приангарском ЛПК», допрашивают членов судовой команды и руководство компании. «Известиям» не удалось оперативно связаться с представителями компании, чтобы уточнить эту информацию.

По данным из открытых источников, компания действует с осени 2010 года на базе законсервированного лесопильного производства в городе Кодинск Кежемского района. По информации с официального сайта, ее деятельность включает Россию, страны СНГ, Японию, Китай и Евросоюз. В 2012 году она получила статус одного из крупнейших инвестиционных и приоритетных проектов в области лесного хозяйства в регионе.