Компания, созданная для проведения мусорной реформы, – «Российский экологический оператор» (РЭО) – раскритиковала планы регионов по работе с мусором.

РЭО проанализировал 40 территориальных схем обращения с отходами, сообщил заместитель гендиректора РЭО Вячеслав Духин. А оставшиеся планирует рассмотреть до ноября.

Территориальные схемы – план реформы на много лет вперед, определяющий, как будет развиваться отрасль. В них указано, где и сколько образуется мусора, как часто его нужно вывозить и куда. Региональные власти должны были составить такие схемы и провести конкурс для выбора оператора, отвечающего за их исполнение.

Перейти на новый режим работы все регионы (кроме получивших отсрочку Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя) должны были с 2019 г. Но к концу первого полугодия 11 регионов не успели сделать этого, констатировала Национальная ассоциация концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру (НАКДИ), всего было выбрано 189 региональных операторов (контракты заключаются, как правило, на 10 лет).

Самый распространенный недостаток [в схемах] – отсутствие информации о перспективных объектах инфраструктуры, рассказывает Духин. В разработанные схемы, по которым уже начали работать операторы, не включены будущие заводы и полигоны. Часто в схемах нет детализированной информации о мощностях и сроках ввода таких объектов в эксплуатацию. А в некоторых схемах не указано, как организован раздельный сбор мусора, как обращаться с крупногабаритными отходами, иногда количество отходов, указанное в схеме, не соответствует утвержденным нормативам их накопления.

Есть и обратная проблема. Например, в Мордовии оператора оштрафовали за то, что он не вывозит отходы на указанные в схеме, но еще не построенные объекты, рассказывает гендиректор «Ремондис Саранск» (региональный оператор в Мордовии) Светлана Бигессе.

Лучшей РЭО признал схему Тульской области. А меньше всего отвечают требованиям схемы Ростовской области, Краснодарского края и Чувашии. Представители властей этих регионов не ответили на запросы «Ведомостей».

А еще 32 региона могли бы оптимизировать логистику и снизить тариф, заключив межтерриториальное соглашение с другими регионами, оценивает РЭО. Например, Краснодарский край и Республика Адыгея, где в 31 км от Краснодара есть мощности по обработке и размещению отходов. А в Краснодарском крае есть полигон, который находится близко к одному из городов Адыгеи.

Перевозить отходы в другой регион только из-за близкого расстояния неправильно, считает председатель совета директоров «Чистого города» (оператор в том числе в Адыгее) Полина Вергун. Надо учитывать тариф на размещение на полигоне, его мощность и вместимость. Например, если направить отходы из Краснодара на полигон Адыгейска, не рассчитанный на это, его можно заполнить за несколько месяцев, предупреждает Вергун, и Адыгея от такого взаимодействия пострадает. Кроме того, отходы из соседнего региона могут вызвать острую негативную реакцию населения, добавляет она.

Представитель администрации Адыгеи не ответил на запрос.

Некоторые регионы завышают будущие показатели утилизации, рассказывает Духин. Например, завод в Мордовии обещает утилизировать 100% отходов, но, по оценкам РЭО, 20% отходов будет захораниваться. Расчетные показатели в 100% утилизации органической фракции вполне корректны, спорит представитель минжилкомхоза Мордовии.

Большинство регионов готовили схемы в спешке и теперь их корректируют, говорит управляющий партнер ГК «Мехуборка» (оператор в Краснодарском и Забайкальском крае, Башкирии и др.) Дмитрий Назаров. Но некоторые регионы хотят не корректировать, а полностью разрабатывать новые схемы, что плохо скажется на рынке региональных операторов и создаст неопределенность, считает он.

При этом системы раздельного сбора отходов нет в большинстве регионов не из-за отсутствия их в схемах, а из-за недостатка механизма финансирования инфраструктуры для него, говорит Бигессе. Нужны отдельные контейнеры, парк мусоровозов, линии сортировки вторсырья из раздельного сбора и проч., перечисляет она, такое финансирование может формироваться за счет платежей бизнеса – по расширенной ответственности производителя, как в ЕС, заключает она.