Дочерние компании «Газпрома» – Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG – подали заявки в Федеральное сетевое агентство Германии (BNetzA) на предоставление управляемым ими трубопроводам «Северный поток» и «Северный поток – 2» исключений из-под действия обновленной Газовой директивы. Регулятор опубликовал порядок оформления подобных заявок 12 декабря, на подачу документов был отведен месяц. Nord Stream AG передала необходимый пакет документов 23 декабря, Nord Stream 2 AG – 10 января, следует из материалов BNetzA. Заявление на просьбу «Северного потока» должно быть рассмотрено до 23 мая, при этом будут проведены консультации со странами – участницами ЕС, уточняется в материалах BNetzA. Порядок и сроки рассмотрения заявки Nord Stream 2 AG не уточняются.

На запрос «Ведомостей», отправленный вечером 16 января, представитель BNetzA не ответил.

Газовая директива ЕС – один из ключевых документов европейского энергетического законодательства. Она регулирует рынки газа на территории Евросоюза. В 2017 г. Еврокомиссия, ссылаясь на пробелы в части регулирования морских газопроводов, предложила внести в закон изменения. Прямым текстом в документе российские экспортные газопроводы никогда не упоминались, но европейские чиновники не скрывали, что в первую очередь изменения вызваны желанием ограничить «Газпром» в возможности использования «Северного потока – 2». Обновленная версия Газовой директивы была утверждена весной прошлого года. 

Суть внесенных изменений – распространение ключевых принципов регулирования европейского рынка газа не только на сухопутные, но и на морские газопроводы в пределах территориальных вод стран – участниц ЕС. Основные требования, которым должны соответствовать такие трубы, – разделение функций транзитера и поставщика сырья и допуск к поставкам по трубе третьих сторон. Еще на этапе обсуждения поправок для большей части действующих и строящихся морских газопроводов на территории ЕС были изначально предусмотрены исключения.

Заявки Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG обе апеллируют к немецкому закону об энергетическом хозяйстве. Он позволяет получить исключение из правил ЕС на срок вплоть до 20 лет при условии, что компания-оператор может убедительно продемонстрировать необходимость защиты интересов инвесторов, или докажет, что трубопровод положительно влияет на энергобезопасность стран ЕС. В случае если просьба мотивирована исключительно необходимостью возврата инвестиций, заявка должна сопровождаться мотивированным подтверждением отсутствия угрозы энергобезопасности стран ЕС.

«Газпром» пытается застраховаться от риска того, что ЕС ограничит возможность использовать построенные трубопроводы на полную мощность, объясняет старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. «Прецедент уже есть, из-за ограничений по загрузке отводящего газопровода OPAL мощность «Северного потока» была, по сути, снижена примерно на 10 млрд куб. м в годовом выражении, – говорит Маринченко. – Теперь, когда Москва продемонстрировала свою способность идти на уступки Украине, Германия, вероятно, будет пытаться помочь «Газпрому» вывести проекты из-под действия газовой директивы». Максимальная загрузка трансбалтийских газопроводов может быть выгодна Германии, так как это повышает ее роль как энергетического хаба, объясняет эксперт. «Еврокомиссия может также более благосклонно начать смотреть на эти проекты и пойти на уступки. После подписания соглашения с «Нафтогазом» яростных критиков «Газпрома» в Европе станет меньше – Москва в этом вопросе поступила неожиданно рационально», – резюмирует Маринченко.

Сложности «Газпрому» потенциально может создать пункт, упомянутый в комментариях BNetzA к порядку подачи материалов на исключение из Газовой директивы: «продемонстрируйте, что трубопровод был завершен до 23 мая 2019 г.». «Северный поток» был запущен еще в 2011 г. Но для «Северного потока – 2» это может быть основанием в отказе – газопровод не достроен до сих пор. Укладка морской части газопровода затянулась сначала из-за задержек с получением разрешения Дании на строительство, а в декабре была остановлена после введения новых санкций США, угрожавших компании-подрядчику. «Газпром» способен закончить строительство трубы своими силами, уверены российские чиновники. Но труба будет построена в лучшем случае к концу года, сказал недавно президент России Владимир Путин.

«Северный поток – 2» сложно рассматривать как завершенный проект, считает Маринченко: «По нему не просто еще не пошел газ, но даже трубы еще полностью не сварены».

В июле 2019 г. Nord Stream 2 AG сообщала о попытках внесудебного урегулирования спора о применимости норм обновленной Газовой директивы к «Северному потоку – 2». Компания пыталась апеллировать к тому, что основные инвестиции уже освоены и его будет несправедливо считать незавершенным по формальному признаку, объясняли собеседники, знакомые с аргументами оператора проекта. Но переговоры с Еврокомиссией результата не дали, «соглашение не было достигнуто», сообщала Nord Stream 2 AG. В результате компания подала иск в Верховный суд Евросоюза с требованием аннулировать недавно принятые поправки в Газовую директиву.