переработка

После введения в 2014 году секторальных санкций против российских компаний Минпромторг подготовил план по импортозамещению в топливно-энергетическом комплексе. Изменения были предусмотрены для всех сегментов отрасли — нефтедобычи, нефтепереработки, нефтехимии. С 2014 по 2018 год в рамках реализации плана министерства около 16 млрд руб. пошло на поддержку НИОКР, лизинг, компенсацию процентных ставок по кредитам.

По данным Минэнерго России, доля импорта за 2015–2017 годы по катализаторам нефтепереработки снизилась с 62,5 до 37%, по катализаторам нефтехимии — с 64,3 до 26,5%. В ближайшие годы нефтехимия станет одним из основных драйверов развития не только нефтепереработки и потребления нефти, но и в целом экономики страны.

Свои катализаторы

До реализации плана импортозамещения в нефтепереработке, по данным Минпромторга, от 20 до 60% потребностей по разным видам оборудования модернизируемых НПЗ обеспечивалось за счет отечественного производства. Комплектующие и запчасти к импортным агрегатам остаются проблемной позицией. Иная ситуация в сегменте производства катализаторов — веществ, необходимых для ускорения реакции при создании продуктов с высокой добавленной стоимостью. Много лет этот сегмент практически не развивался, но за два-три года удалось значительно ослабить зависимость отечественных нефтепереработчиков и нефтехимиков от зарубежных катализаторов. По оценкам Минпромторга, в 2015 году импорт катализаторов гидроочистки превышал 90%. Потребность в импортных катализаторах крекинга и каталитического риформинга была чуть меньше — 60–65%. Сейчас в среднем зависимость от импортных катализаторов уже менее 50%. Задачу во многом удалось решить за счет проектов компании «Роснефть», которая на своем заводе в Ангарске открыла производство платиносодержащих катализаторов риформинга и изомеризации. Продукция ангарского завода поставляется не только на собственные НПЗ «Роснефти», но и на российский рынок и на экспорт. Кроме того, в Уфимской группе НПЗ (входит в «Роснефть») прошли испытания собственных катализаторов гидроочистки дизельного топлива, которые необходимы для производства топлива класса Евро-5.

После распада СССР в России очень резко упало производство катализаторов, и отрасль была вынуждена перейти на импортные, напомнил гендиректор «ИнфоТЭК-терминал» Рустам Танкаев. «Однако когда Запад начал вводить в отношении российского ТЭК санкции, в РФ очень быстро это производство восстановили: катализаторы — весьма уязвимое звено в производственной цепочке, по которому при желании было очень легко ударить. И то, что «Роснефти» удалось создать катализаторы процессов гидроочистки, которые применяются при производстве дизельного топлива Евро-5 — огромное достижение. По крайней мере, без современного экологичного топлива мы уже не останемся», — сказал эксперт.

В свою очередь, «Газпром нефть» объявила о намерении построить комплекс по производству катализаторов крекинга для вторичной переработки нефти на Омском НПЗ, однако до завершения реализации проекта еще далеко.

По оптимистическим экспертным оценкам, импортозамещение в нефтехимии и нефтегазопереработке в среднем достигло 40%, говорит заведующий кафедрой технологии переработки нефти Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина Владимир Капустин. В целом же по нефтегазовой отрасли, согласно оценкам Минпромторга, в 2019 году доля поставок из-за рубежа для нефтегазовой отрасли сократилась до 51%, по программе импортозамещения в 2020 году этот показатель должен составить 43%.

Локализация технологий

Дальнейшая политика импортозамещения в ТЭК, как следует из программы министерства, будет нацелена в основном на развитие двух направлений. Первое — это локализация технологий, необходимых для повышения эффективности работы предприятий комплекса. В частности, Минпромторг планирует ускорить создание отечественной сервисной компании, которая сможет проводить гидроразрывы пласта с использованием российского оборудования. Распространение в нашей стране такой технологии сможет существенно повысить эффективность добычи из нефтяных скважин. Также в планах организация в России производства роторно-управляемых систем, оборудования для шельфовой добычи и геологоразведки, а также завода газовых турбин мощностью в диапазоне 100–200 МВт.

Ведутся работы по созданию специализированного программного обеспечения для нефтесервисных компаний. «Роснефть» стала первой российской компанией, которая осуществила импортозамещение программного обеспечения для моделирования гидроразрыва пласта. Цифровой программный комплекс «РН-ГРИД» стоит в несколько раз дешевле зарубежного программного продукта, цены на которое до недавнего времени были высоки из-за отсутствия конкурентных отечественных предложений. Симулятор позволяет точно описывать сложную геометрию трещины, возникающей в породе при проведении гидроразрыва пласта. Программный комплекс обеспечивает выполнение всех операций и инженерных расчетов, которые необходимы для проектирования гидроразрыва.

Другое направление импортозамещения — развитие производств с высокой добавленной стоимостью, продукты которых могут быть востребованы не только на внутреннем, но и на внешнем рынках. Такая стратегия рассчитана, в том числе, на производство полимеров, которое сейчас стало благоприятным сектором для инвестирования.

Нефтехимические проекты характеризуются длительными сроками окупаемости, отмечает доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Тамара Сафонова. Поэтому господдержка таких проектов важна, она будет способствовать инвестициям и развитию отечественных технологий.

Крупные корпорации реализуют также собственные стратегии импортозамещения. В 2019 году «Ростех» и «Роснефть» объявили о совместном проекте в сфере производства синтетических полимерных проппантов — этот материал используется при добыче нефти в технологии гидроразрыва пласта, пишет РБК.

В рамках нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» поставлена задача нарастить объем экспорта продукции химической промышленности, в том числе продукции нефте— и газопереработки — с $17,4 млрд в 2018 году до $37 млрд к концу 2024-го.

«На глобальных рынках стоит отметить опережающий рост потребления нефтехимии по сравнению с нефтью и природным газом», — отмечает директор по инвестициям московского офиса компании General Invest (Швейцария) Фелипе Де Ла Роса. По его мнению, позиции России здесь не соответствуют потенциалу нефтехимической отрасли страны. И приводит в пример производство полиэтилена — на долю России приходится всего лишь 2% мирового рынка, в то время как у страны лидирующие позиции в добыче нефти и природного газа, констатирует эксперт.