Обвал цен на нефть привел к совокупному снижению выручки трех крупнейших российских нефтяных компаний на 570 млрд руб. в I квартале этого года. 3 июня финансовые результаты по МСФО опубликовал «Лукойл», ранее отчитались «Роснефть» и «Газпром нефть». Еще не раскрывали результаты «Сургутнефтегаз» и «Татнефть». Выручка «Лукойла» снизилась на 10% до 1,666 трлн руб., «Газпром нефти» – на 12,2% до 0,51 трлн руб., «Роснефти» – на 15% до 1,765 трлн руб. по сравнению с I кварталом 2019 г.

В первую очередь это связано с падением цен на нефть. С начала января по конец марта котировки на российскую Urals рухнули в пять раз, а среднемесячные цены – вдвое. Падение ускорилось в марте, когда Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться о продлении сделки ОПЕК+ об ограничении добычи нефти. Лишь в апреле, когда стало известно о новом соглашении, цены сначала стабилизировались, а потом начали потихоньку расти. 3 июня Urals в Роттердаме стоила $39,3 за баррель.

При этом EBITDA у нефтяных компаний сократилась гораздо больше. У «Газпром нефти» – на 54,6% до 81,4 млрд руб., «Лукойла» – на 49,4% до 150,8 млрд руб., «Роснефти» – на 43,6% до 309 млрд руб.

При этом все компании впервые за долгое время зафиксировали чистый убыток. Потери «Роснефти» составили 159 млрд руб., «Газпром нефти» –14 млрд руб., «Лукойла» – 46 млрд руб. Впрочем, убытки эти бумажные. Компании объясняют их отрицательными курсовыми разницами, а «Лукойл» с «Газпром нефтью» – еще и переоценкой активов.

Тем не менее ситуация у нефтяных компаний действительно непростая. Из-за резкого падения цен на нефть в марте они попали под ножницы пошлин. Дело в том, что экспортные пошлины на нефть на предстоящий  месяц зависят от средних цен на нефть, которые установились с 15 числа предыдущего по 14 число текущего месяца. То есть пошлина на март зависела от цены на нефть с 15 января по 14 февраля. В итоге она составила почти $10 за баррель при средних ценах $29,17.

Кроме того, из-за падения цен нефтяникам пришлось платить в бюджет по так называемому демпферному механизму. Он был придуман для того, чтобы отвязать стоимость нефтепродуктов на внутреннем рынке от котировок сырья на внешнем. На практике это означает, что при высоких ценах на нефть государство платит компаниям, а при низких – нефтяники платят в бюджет. За январь платежи из бюджета по демпферу составили 2,4 млрд руб., подсчитал аналитик «Ренессанс капитала» Александр Бурганский. А за февраль ‒ март, наоборот, нефтяники перечислили в бюджет 69,8 млрд руб., пишут Ведомости.

Во II квартале ситуация может стать хуже, считают аналитики «ВТБ капитала». Они прогнозируют, что средняя цена на Urals опустится до $26,5 за баррель, поэтому большинство компаний вновь покажут убытки: «Мы ждем падения выручки квартал к кварталу на 37‒47%, в том числе из-за уменьшения добычи, объемов продаж нефтепродуктов и цен на нефть и нефтепродукты».

«Операционные показатели будут низкие, но рост курса рубля к доллару позволит многим компаниями показать прибыль от переоценки валютных обязательств», – добавляет Бурганский.