шельф

Освоение морских месторождений нефти и газа является важнейшей государственной задачей. Большинство месторождений на суше было открыто в советский период и сейчас перешло в стадию снижения добычи. Для поддержания ее уровня компании максимально активизируют буровые работы, но, несмотря на огромные вложения, эффект получается достаточно скромным.

В 2015 году в целом по России проходка в эксплуатационном бурении выросла на 11,6%, в 2016 году — на 11,8%. Сейчас объем буровых работ достиг пика за всю историю российского ТЭК. Однако добыча почти не растет — в 2015 году производство увеличилось всего на 2,3%, в 2016 году — на 2,5%. Естественное истощение месторождений — объективный фактор, для сохранения и развития сырьевой базы необходимо вовлекать в разработку новые перспективные участки.

Территория Западной Сибири, которая в последние десятилетия являлась главным регионом — поставщиком углеводородов, хорошо изучена геологами, шансы на нахождение там новых крупных месторождений минимальны. Большинство экспертов уверены, что будущее отрасли напрямую связано с шельфом: суммарный потенциал месторождений Арктики, а также Каспийского, Черного и Балтийского морей сопоставим с запасами углеводородного сырья традиционных месторождений Западной Сибири, а может, даже и выше.

Первые открытия, сделанные на шельфе, подтверждают эту гипотезу, причем разведочные работы, по большому счету, только начались, но есть все основания полагать, что тенденция будет сохраняться.

Крупнейшее месторождение за весь постсоветский период было найдено именно в море — ЛУКОЙЛ уже приступил к его разработке. Месторождение им. Владимира Филановского, известного советского нефтяника, имеет подтвержденные запасы в 128 млн тонн нефти и более 41 млрд кубометров газа. В октябре прошлого года в присутствии президента России Владимира Путина оно было введено в промышленную эксплуатацию.

В декабре 2013 года "Газпром нефть" начала разработку Приразломного месторождения в Печорском море. Запасы нефти на этом проекте превышают 70 млн тонн, что позволяет достичь годового уровня добычи 5,5 млн тонн.

Однако на шельфе таится множество "но". Одно из них — себестоимость нефти, добытой в море, превышает аналогичный показатель традиционных месторождений. При этом в стартовый период освоения нефтегазовых месторождений компании всегда несут максимальные издержки, практически не получая дохода. Поэтому на капиталоемких морских проектах, особенно на начальном, самом затратном этапе, зачастую не обойтись без государственной поддержки, которая заключается в том, чтобы сдвинуть налоговую нагрузку на тот период, когда недропользователи начнут получать прибыль от продажи полученной продукции. Ведь от начала геолого-разведочных работ до продажи первой партии нефти может пройти и 5, и 10 лет.

Такая синергия несет в себе обоюдную выгоду: российские нефтяные компании в расчете на будущие доходы готовы идти на риск, вкладывая деньги в реализацию инвестиционных проектов на шельфе, а для государства это означает создание новых рабочих мест и расширение налоговой базы.

Необходимые меры по государственной поддержке инвестиционных проектов на российском шельфе были обусловлены Федеральным законом N 268 от 30 сентября 2013 года. Он установил особый фискальный режим, предусматривающий применение специальных ставок по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для новых морских месторождений и освобождение их на определенный период от уплаты вывозной таможенной пошлины.

Но падение нефтяных цен в последующие годы, а также введение санкций ЕС и США, которые запретили поставки оборудования в РФ для глубоководной разведки и добычи нефти, существенно снизили активность российских компаний. Шельфовые проекты используют — насколько это возможно — российское оборудование, но все же технологические санкции создают дополнительные трудности, ухудшая экономику проектов и, по сути, съедая значительную часть налоговых преференций, обусловленных Федеральным законом N 268-ФЗ.

Освоение шельфа замедлилось по вполне объективным причинам. А ведь законом установлены предельные сроки действия льгот по НДПИ и экспортной пошлине — с указанием конкретных дат для каждой группы месторождений, после наступления которых эти механизмы стимулирования прекращают свое действие. То есть российские нефтяные компании, развитие которых так старательно "сдерживает" своей санкционной политикой Запад, даже не успеют воспользоваться тем набором отечественных преференций, которые должны были бы помочь им закрепиться на шельфе.

Поэтому руководители трех компаний — "Роснефти", ЛУКОЙЛа и "Газпром нефти" — направили коллективное письмо президенту РФ с просьбой "откорректировать механизм ограничения срока действия льгот". Это, по мнению сырьевиков, станет эффективной мерой стимулирования инвестиций в освоение углеводородных ресурсов на шельфе, пишет РГ.

В министерстве финансов подтвердили необходимость рассмотрения изменения подходов к фиксации сроков действия льгот, установленных в отношении деятельности по добыче углеводородного сырья на месторождениях, расположенных на континентальном шельфе Российской Федерации. Как сообщил министр финансов Антон Силуанов в письме на имя главы государства, этот вопрос в увязке с предложениями глав сырьевых компаний будет рассмотрен в рамках законопроектной деятельности Госдумы в период весенней сессии.